В 2020 году во всем мире началась пандемия COVID-19. После того, как в декабре этого года заболели чилийские полярники в Антарктиде, не осталось ни одного континента, не затронутого пандемией. Сегодня калининградские медики, не жалея сил и времени, борются за жизни и здоровье населения нашего региона. Более 70 лет назад молодая Калининградская область впервые столкнулась с мощной эпидемической угрозой. О том, как удалось тогда обуздать массовые инфекционные заболевания мы поговорили с к.и.н., ведущим специалистом Центра исследований исторической памяти БФУ им. И. Канта Дмитрием Манкевичем.

 - Дмитрий Владимирович, благодаря архивным документам мы знаем, что состояние здоровья населения Калининградской области во второй половине 1940-х — начале 1950-х гг. вызывало серьезные опасения руководства региона. Какие заболевания представляли тогда наибольшую угрозу населению Калининградской области?

— Если опираться на данные о причинах смерти, зафиксированные медицинской и демографической статистикой, то ответ однозначен: инфекционные заболевания различной этиологии, а также болезни органов дыхания. Именно эти патологии в половине случаев становились причиной смерти жителей области вплоть до начала 1950-х гг. Наиболее значительный вклад в общую и детскую смертность вносили дизентерия, пневмония, брюшной тиф, малярия, туберкулез легких, токсическая диспепсия. Массовой была заболеваемость дифтерией и корью. Заметное место среди причин смерти также занимали болезни системы кровообращения, отравления и травмы.

В борьбе за эпидемиологическую безопасность: историк БФУ рассказал, как советские медики в 1950-е. гг. боролись с инфекционными заболеваниями в Калининградской области

— Почему эти заболевания получили такое распространение?

Широкое распространение инфекционных заболеваний, болезней органов дыхания, отравлений было следствием нескольких причин, в том числе тяжелейших испытаний военных и первых послевоенных лет. Переселенцы прибывали в Калининградскую область преимущественно из разоренных войной или прифронтовых регионов РСФСР и Белоруссии, их здоровье было подорвано недоеданием, длительным стрессом, неблагоприятными условиями жизни, отсутствием полноценного доступа к медицинской помощи в период войны, последствиями голода 1946—1947 гг. Интенсивные миграционные процессы 1945—1949 гг., в которых принимали участие миллионы советских граждан, затрудняли проведение полноценной медицинской профилактики, осуществление качественного санитарного контроля, способствовали распространению патологий.

В арсенале советской медицины в этот период уже имелись средства эффективного лечения целого ряда сложных инфекционных заболеваний (сульфаниламиды, антибиотики), однако объемы их производства пока не покрывали существующих потребностей.

Действие этих факторов дополнялось сложными социально-бытовыми условиями, в которых находились как первые переселенцы в молодую область, так и население регионов, оказавшихся в период войны в зоне оккупации.

— Какие региональные особенности затрудняли борьбу с инфекционными заболеваниями на территории области?

Масштабные военные действия на территории Восточной Пруссии привели к разрушению ряда больниц и амбулаторий, практически прекратила действовать канализационная система, частично — водопровод, была подорвана инфраструктурная составляющая санитарной и медицинской деятельности. Разрушению подверглась и дренажная система, что привело к заболачиванию значительных территорий и, в условиях жаркого лета 1947 года, к мощной вспышке малярии.

Систему учреждений советского здравоохранения на территории края приходилось выстраивать заново, опираясь на сохранившийся материальный потенциал. Эти обстоятельства сближали область и другие регионы РСФСР, ставшие в годы войны ареной ожесточённых боёв или пребывавшие под оккупацией.

Однако в отличие от Смоленской, Ленинградской, Псковской областей, территория нашего края ранее не находилась в составе СССР, поэтому в область не могли возвратиться из эвакуации трудовые коллективы больниц, амбулаторий, родильных домов, как это происходило в ряде административных субъектов РСФСР. Восстановление здравоохранения на освобождённых от оккупации территориях Северо-Запада и Центра России началось уже в 1944 г., что позволило развернуть лечебную и профилактическую работу, создать санитарно-эпидемиологические службы, спасти десятки тысяч жизней. В нашей области этот процесс по ряду объективных обстоятельств, связанных с военными действиями и переселенческой кампании, начался с запозданием.

Кроме того, на территории области оставались десятки тысяч немцев, здесь до весны 1947 года, действовали чрезвычайные органы управления, в область массово прибывали плановые и стихийные переселенцы, командированные рабочие и служащие, регион был включен в четвертый общесоюзный пятилетний план в июле 1947 г. Всё это, конечно, не могло не влиять на состояние социальной сферы и, в частности, здравоохранения.

В борьбе за эпидемиологическую безопасность: историк БФУ рассказал, как советские медики в 1950-е. гг. боролись с инфекционными заболеваниями в Калининградской области

— Как решалась кадровая проблема в сфере медицины?   И кто эти первые врачи, боровшиеся с заболеваемость в области в таких непростых условиях?

Кадры, как известно, решают всё. В первые годы существования области кадровая проблема в региональном здравоохранении была одной из наиболее острых. В апреле 1946 года в области трудились (не считая военных медиков) всего 34 советских врача, занятых в системе целлюлозно-бумажной промышленности.

С июля—августа 1946 г., в условиях начала заселения области, был взят курс на создание полноценной региональной системы медицинской помощи и формирование соответствующих штатов медработников. Специалисты — как молодые выпускники вузов, так и опытные врачи, и фельдшеры — направлялись в область по линии Министерства здравоохранения РСФСР.

Некоторые, как выдающийся хирург Лев Моисевич Шор, в 1945 г. — капитан медицинской службы, перешли на работу в гражданскую медицину после демобилизации из вооруженных сил. К ноябрю 1946 г. кадровый состав областного здравоохранения включал около 160 советских врачей и 250 человек среднего медперсонала.Однако массовый приток в область переселенцев вновь обострил кадровую проблему. В конце 40-х гг. для заполнения штатов в область вновь были отправлены дополнительные кадровые ресурсы. К началу 1950-х гг. в регионе уже трудилось почти тысяча врачей и более двух тысяч средних медработников, в том числе — выпускников калининградской фельдшерско-акушерской школы.

— Как выглядели показатели заболеваемости и смертности населения в Калининградской области по сравнению с другими регионами страны?

До начала 1950-х гг. в области сохранялся достаточно высокий уровень смертности. Однако за исключением 1947 года он был ниже среднероссийских показателей. Почему? Скорее всего, проявляла себе специфика возрастной структуры населения области — оно было значительно более молодым, чем в среднем в РСФСР и во всех регионах, откуда в Янтарный край прибывали переселенцы. Соответственно, показатели смертности от сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний в Калининградской области были ниже, чем в регионах-донорах.  Тяжелые последствия неурожая и разразившийся в конце 1946 — 1947 гг. голод, кризис снабжения, совпавшие по времени с началом массового заселения области и формированием системы здравоохранения, привели к резкому, более чем двукратному, росту смертности в 1947 г. В области дольше, чем в среднем по РСФСР сохранялись высокие показатели заболеваемости малярией, здесь они росли до конца 1948 года, что стало причиной визита в регион специальной комиссии Минздрава СССР. Но если сравнить ситуацию в нашем крае не со «средней температурой по больнице», а с другими регионами РСФСР — например, с Брянской областью, одним из главных донором иммиграции, то мы увидим, что там тоже наблюдалась очень высокая заболеваемость малярией. Динамика смертности в области соответствовала общенациональной тенденции — ее значительное сокращение пришлось на 1950-е гг.

В борьбе за эпидемиологическую безопасность: историк БФУ рассказал, как советские медики в 1950-е. гг. боролись с инфекционными заболеваниями в Калининградской области

 - Как же все-таки удалось победить тяжелые инфекционные заболевания, снизить показатели смертности?

Важнейшим фактором сокращения инфекционной заболеваемости, которое в основном пришлось уже на первую половину — середину 1950-х гг., стали достижения областной медицины:интенсивная профилактическая и санитарно-эпидемиологическая работа, расширение сети медицинских учреждений, совершенствование материальной базы городского и сельского здравоохранения, профессиональный рост врачей и среднего медицинского персонала, обеспечение доступности медицинской помощи.

Этот успех, конечно, был бы невозможен, без профессиональной, нередко самоотверженной, работы врачей и медсестер, организаторов здравоохранения, соответствующих управленческих структур — региональных, республиканских, союзных. Это была системная, командная, длительная работа.

Важную позитивную роль сыграли также решение продовольственной проблемы, улучшение материально-бытовых условий жизни людей (прежде всего, в городах), мелиорация, постепенное сокращение миграционной активности. Отмечая несомненные успехи в борьбе с острозаразными инфекционными заболеваниями, не стоит и преувеличивать их. Инфекционная угроза не исчезла, а осталась в актуальном списке вызовов областной медицине, постепенно уступив первые позиции болезням системы кровообращения и онкологическим патологиям.

— Назовите, пожалуйста, несколько врачей, заложивших фундамент региональной медицины?

Среди тех, кто стоял у истоков областной системы здравоохранения, как мне кажется, следует назвать Федора Капитоновича Панафидина — подполковника медицинской службы, первого заведующего областным отделом здравоохранения; главного врача областной СЭС Якова Федоровича Андреева; первого главного врача областной больницы Александра Георгиевича Борисова и его преемника на этом посту Семена Георгиевича Кузьменко; главного врача областной поликлиники Владимира Михайловича Бычкова.