Каким сегодня является наш мир, как его «приручить» и при этом не потерять во всеобъемлющей цифровизации человечность. Доктор биологических наук, доктор филологических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии образования, директор Института когнитивных исследований СПбГУ Татьяна Черниговская открыла в БФУ им. И. Канта Год науки и технологий онлайн-лекцией о сегодняшнем цивилизационном сломе и дала ответ на один из самых сложных вопросов человечества "Куда мы попали? ".  Подробности в материале Kantiana.ru.

Мы все чаще говорим, что мир чрезвычайно изменился и продолжает меняться с невероятной скоростью. Но если хорошенько подумать, мы поймем, что  человек всегда жил в многозначной и противоречивой среде, говорит Татьяна Владимировна.

«Представьте себе, что вы в джунглях. У вас уже нет шерсти, клыков, хвоста, и вы голый. И у вас масса врагов, которые хотят вас съесть. Не думаю, что эта ситуация менее стрессогенная, чем реалии, в которых мы живем сейчас», — подчеркивает всемирно признанный ученый.

Но кое-что все же отличает наш мир от того, в котором жили предки. Во-первых, огромная скорость изменений. На то, что в начале человеческой жизни уходили тысячи лет, сейчас происходит чуть ли не за неделю.

«Во-вторых, мы попали в мир, когда рухнуло все. Не случайно так часто говорят о крахе цивилизации или его приближении. Нарушили все договоренности. Моя любимая героиня Алиса из Зазеркалья сказала, что после разрушения договоренностей, события и вещи начинают вести себя не так. А ведь это угрожающая ситуация. Представьте себе, что два крупных политических деятеля или главы государств договариваются о чем-то. А потом один из них наутро решает, что он передумал. Если нет никаких правил, то жить невозможно», — отмечает Татьяна Владимировна.

И в-третьих, еще одна особенность нашего времени — у нас нет возможности проверить достоверность информации. И человеку крайне необходимо научиться верифицировать информацию.

«Жизнь одна, никаких черновиков»: в БФУ с лекцией выступила профессор Татьяна Черниговская

Социальная сеть

Число Данбара — допустимое количество социальных связей исходя из размера мозга. Например, у обезьян размер социальной группы должен составлять 50 особей, ближний круг — до 6 особей. Исходя из размеров человеческого мозга, наша социальная сеть должна охватывать порядка 150 человек, из них до 15 — близких.

«А теперь посмотрите в свои телефоны и компьютеры. Речь идет о тысячах… Мы столкнемся в ближайшее время с обвалом социальных структур, потому что у нас гиперсети везде: в мозгу и социуме. Мы являемся членами разных социальных сетей реальных, а не компьютерных. Они разрываются и перестраиваются. А что же за дети рождаются сейчас? Мне часто задают вопрос, а что у этих детей совсем другой мозг? Физически, анатомически, физиологически у них такой же мозг. Но поскольку нейронная сеть строится жизнью, то да -  это другая нейронная сеть. Информация в нейронной сети передаются из одной точки в другую через синаптические соединения, а их насчитывается квадриллион. Нейронная сеть постоянно меняется, потому что на нее влияет внешняя среда».

Мы живем в мире, в котором, по словам Татьяны Владимировны, этические и юридические нормы «поплыли» в отношении искусственного интеллекта, который так мощно входит в нашу жизнь:

«Мир нынешний и будущий требует работы этических комитетов и юристов», — подчеркивает профессор.

Цифровой мир

Мир вокруг нас сегодня текучий, нестабильный, прозрачный (мы полностью на виду: геолокации, отметки и т.д.), сверх-быстрый, гибридный (естественный и искусственный миры) и он мерцающий.

«Цифровой мир начал и будет жить автономно. И это нас должно пугать. Я даже не про восстание машин. Уже сегодня мы наблюдаем интернет вещей, самоорганизацию сетей по своим законам, цифровую реальность, как один из факторов отбора в социуме. <…> Кроме того, у нас растет недоверие к информации. Когда-то мы писали первые диссертации, и вставал вопрос, где взять информацию. Сейчас вопрос другой: куда от нее деваться? И в этом клубке есть как настоящая информация, которой можно доверять, так и липа, сделанная очень хорошо, что легко спутать», — говорит Татьяна Черниговская.

Тревоги

В связи с этой жизнью у человечества существует много тревог. У детей возникает синдром отложенной жизни и ощущение, что сама жизнь — это черновик.

«Что часто говорят детям? Если ты будешь себя хорошо вести, хорошо учиться в школе, старшей школе, университете, магистратуре, аспирантуре, а дальше что? Твоя жизнь закончится. Вот почему дальше? Человеческая жизнь уже идет. Это не черновик. И началась она, когда материнская и отцовская клетки объединились. Поэтому никаких черновиков. Может быть самоуверенно, но Иммануил Кант со мной бы согласился».

«Жизнь одна, никаких черновиков»: в БФУ с лекцией выступила профессор Татьяна Черниговская

По мнению ученого, цивилизация приведет к тому, что большинство людей будут жить либо в страшной нищете, либо в праздности, потому что машины и программы будут делать все за нас.

"Чем займемся? Чем займутся миллиарды людей. Что они будут делать, если все будут делать механизмы? ", -  задает вопрос Татьяна Владимировна.

Происходит дезориентация в мире. И человек нуждается в понимании, как в нем выжить. В мире, где подделки лучше оригиналов, существуют киберугрозы всех сортов. В мире, где искусственный интеллект сам продуцирует новости и учится быстрее нас благодаря не просто подбором комбинаций — в этом случае мы говорим об искусственной интуиции.

Стоит «притормозить» и подумать

В поиске ответа на вопрос, как же жить в этом сложном, изменчивом мире, Татьяна Владимировна задает наводящий вопрос: а зачем нам все помнить наизусть?

«Зачем, условно, учить наизусть таблицу логарифмов. Необходимо образование понимания, а не запоминания. Так говорил ученый Сергей Петрович Капица. Я с этим согласно, но продолжу: при этом мы не хотим готовить  дилетантов, которые знают всего понемногу. Но зато знают, как войти в Википедию. Мне такой врач не нужен, не нужен такой конструктор самолетов и мостов».

В детях нужно воспитывать способность адаптироваться к постоянным переменам. Дети должны быть готовы к тому, что все время происходят изменения. Это не должно повергать их в шок.

«Необходимо обучать навыкам верификации информации. Вот мы студентам всегда даем к определенной теме ссылки на сайты, где информация достоверна. Нам нужно учить людей учиться и противостоять стрессу. Они не должны впадать в глубокий невроз от того, что вместо „пятерки“ получили „четыре“. Сегодня „четверка“, а завтра Нобелевская премия. Это я к тому что, если вы получили какую-то не ту оценку, из этого ничего не следует кроме того, что вот сейчас вы ее получили. И нам, конечно, нужно научиться жить в этом цифровом мире и не потерять человечность. Нужно договориться, как не потерять базовые представления о реальности и контроль над ней. В этом мире нужно разобраться и написать новые правила. И не нужно добавлять социального хаоса в „сдвинувшийся“ мир».