1 февраля в БФУ им. И. Канта завершила работу конференция «СЭВ: опыт формирования мирового экономического сообщества». Её финальным аккордом стал круглый стол «Опыт СЭВ в контексте современных интеграционных проектов».

В ходе дискуссии (надо сказать, очень живой и временами — даже жаркой) проблема была рассмотрена с разных стороны, звучали различные точки зрения. В качестве модератора выступила заведующая кафедрой МГИМО, председатель ФУМО «Политические науки и регионоведение», член ОП РФ, президент Российской ассоциации политической науки, доктор политических наук, профессор Оксана Гаман-Голутвина.

6R1A1397.jpg

По её словам, результатом одного из этапов глобализации стало то, что мир, условно говоря, стал плоским и максимально открытым для взаимодействия.

«Интеграционные процессы имеют настолько разую эмпирику, настолько разную географическую локализацию и порой — разную мотивацию, что изучение форм, механизмов, процессов, результатов интеграции уже стало самостоятельной субдисциплиной, которая так и называется „Сравнительная интеграция“. У нас в МГИМО, на кафедре сравнительной политологии, работают коллеги, которые фокусировано занимаются изучением компаративного опыта различных видов и форм интеграции. События второй половины XX-начала XXI века дают им очень богатый материал для исследований», — считает Оксана Викторовна.

6R1A1396.jpg

 Эксперт отметила, что на формирование СЭВ существенный отпечаток наложило время, в которое он изначально рождался и развивался.

«Гегель в одной из своих работ писал, что процесс определяет сущность. То есть генезис явления накладывает определяющий отпечаток на сущность явления. Мне кажется, что с полным основанием эту констатацию можно отнести и к Совету экономической взаимопомощи…С моей точки зрения, базовыми импульсами в образовании СЭВ стали широко понимаемые императивы безопасности. И экономической, и военно-политической. Впрочем, это не является исключительной характеристикой СЭВ. Во всяком случае, результаты сравнительного изучения интеграций в различных регионах мира — в частности, в странах Западной Европы и Восточной Азии — говорят о том, что и создавались эти объединения в первую очередь из соображений безопасности. И экономической, и военной-политической», — отметила Оксана Гаман-Голутвина.

Действительный член Академии политической науки, президент Ассоциации инновацинных предприятий в энергетике «ЭнергоИнновация» доктор политических наук, кандидат философских наук Михаил Смирнов также отметил актуальность предложенной для обсуждения темы.

«Хочу выразить благодарность организаторам этого мероприятия — БФУ им. И. Канта, правительству Калининградской области и аппарату администрации президента, полпредству президента в Северо-Западном федеральном округе и лично заместителю полномочного представителя президента по СЗФО Роману Викторовичу Балашову. Ведь, если мы не поймём прошлое, то мы не разберёмся в настоящем и тем более мы не увидим будущее», — сказал он.

По словам Михаила Михайловича, опыт СЭВ вполне можно осмыслить в современных терминах.

«Сейчас писк экономической мысли — тема глобализации 4.0, которая была озвучена недавно основателем и бессменным президентом Всемирного экономического форума в Давосе Клаусом Швабом. И все ценности глобализации будущего — это те ценности, которые были заложены в основу СЭВ. Это ценности не коммерческие, это не ценности прямой финансовой мотивации или прямого финансового обмена, а более высокие ценности. Во время недавней дискуссии в Давосе Гай Стэндинг, который входит в пятерку, а, может, даже в тройку, ведущих профессоров экономики (он автор концепции гарантированного базового дохода) сказал мне, что никто не был так близок к этой модели как Советский Союз. И я добавлю уже от себя — как СЭВ. Поэтому опыт СЭВ — это крайне актуально, и это разговор не о прошлом, а о будущем», — сказал Михаил Смирнов.

6R1A1430.jpg

6R1A1450.jpg

Представитель Института социологии Венгерской академии наук Пал Тамаш отметил, что в вопросах интеграции ключевыми, на его взгляд, являются вопросы суверенитета входящих в те или иные объединения стран.

 В СЭВ, как он полагает, суверенность и равноправие «не являлись центральными требованиями».

«Новые интеграционные системы, — считает он, должны быть более равноправными, а вступление в них должно быть исключительно добровольным. Надо сделать так, чтобы одни участники объединения не боялись других», — заключил он.

  Оксана Гаман-Голутвина согласилась с тем, что проблема сохранения суверенитета — одна из ключевых в рамках любого интеграционного объединения.

«Но при этом практика показывает, что во многих таких объединениях происходит делегирование части суверенитета. И ЕС — яркий тому пример», — заметила она.

Заведующий отделом экономических исследований Института Европы РАН Анатолий Бажан поблагодарил организаторов за хорошо организованную конференцию и обратил внимание на то, что причины создания СЭВ были не только политические, но и экономические.

«Это была совершенно новая экономическая система, которая не могла интегрироваться с капиталистическим лагерем. В известном смысле это было ноу-хау», — отметил он.

 Анатолий Иванович убежден, что некоторые инструменты СЭВ, вроде переводного рубля, вполне могут быть использованы в Евразийском союзе. Оксана Гаман-Голутвина пояснила, что безопасность это комплексное понятие, которое включает в себя и экономическое измерение. Речь идет в том числе о продовольственной, лекарственной безопасности, а также о наличии или отсутствии нравственно-психологической консолидации в обществе, степени эффективности управленческих структур, противостояния коррупции и так далее.

6R1A1410.jpg

6R1A1404.jpg

  Президент союза нефтегазопромышленников Геннадий Шмаль, будучи производственником (а во времена СССР — Первым заместителем Министра строительства предприятий нефтяной и газовой промышленности), призвал ученых глубже изучать опыт СЭВ для того, чтобы активней использовать его в современных условиях. «Плюсы СЭВ нужно взять на вооружение, а от минусов — отказаться», — полагает он.

Возвращаясь к вопросам безопасности, Геннадий Иосифович напомнил, что одни из основных её видов — это безопасность энергетическая. «Без глубокой интеграции решить эту проблему невозможно, потому что любой газопровод проходит по нескольким странам», — отметил Геннадий Шмаль.

Вице-президент Ассоциации польских выпускников советских университетов, бывший исполнительный секретарь смешанной комиссии СЭВ-Эфиопия, ведущий эксперт отдела технического содействия Януш Бек в своем выступлении отметил, что тем, кто задумал бы создавать сегодня новое интеграционное сообщество следовало бы внимательней изучить устав СЭВ.

"В первой статье этого устава было написано, что Совет основан на началах суверенного равенства всех его членов. Экономическое и научно-техническое сотрудничество осуществляется на основе уважения государственного суверенитета, независимости и национальных интересов, полного равноправия, взаимной выгоды и взаимопомощи. И что в этом плохого? ", — задал риторический вопрос пан Януш, оговорившись, впрочем, что все эти принципы далеко не всегда соблюдались на практике. 

Ректор БФУ им. И. Канта, первый вице-президент Российской ассоциации политической науки, доктор политических наук, профессор Андрей Клемешев, активно включившись в дискуссию, сказал:

«СЭВ, как многое, что происходило в те годы, конечно, уникальное явление. Но вряд ли история позволит его повторить, потому что социальные и социально-экономические основы общества были совершенно иными. И в этом смысле многие инструменты, которые использовались тогда, не могут существовать в современных условиях. Но, как бы то ни было, мы должны изучать тот совершенно уникальный опыт, который был у нас и у наших соседей. Второй момент — очень тоже, как мне кажется, важный — состоит в том, что эту тематику мы должны популяризировать. Почему? Потому что молодое поколение не только в Польше или Венгрии, где атмосфера совсем другая, но и у нас в России, практически ничего не знает о СЭВ. Но многое, что было сделано в СЭВ, до сих пор работает. Возьмите, например, суда, которые были построены в тот период времени, они до сих пор ходят под разными флагами. Та специализация, которая сложилась у стран, она до сих пор оказывает определённое влияние, хотя уже ограниченное другим интеграционным объединением, куда эти страны входят. Это тоже очевидно. Можно что-то найти в постулатах, на которые ссылался Януш Бек? Конечно, как положения — они замечательные. Могут быть использованы как флаг. Другое дело — какая практика была. Я имею в виду в первую очередь политическую практику, потому что с точки зрения экономики происходили весьма любопытные вещи. И они будут, наверное, полезны сегодня — и не только теоретически, но и практически. И мне представляется что, может быть, сейчас настал период для активного их изучения». 

Заведующая сектором Центра постсоветских исследований НИ ИМЭМО РАН им. Е.М. Примакова, кандидат политических наук Елена Кузьмина также полагает, что полностью принять опыт СЭВ в современных условиях — не реально.

«Это абсолютно другие геополитические и даже экономические, и социальные аспекты, но есть возможность посмотреть что работало и что может работать сегодня — какие-то абсолютно конкретные вещи в рамках тех или иных направлений», — отметила она.

Директор Института всеобщей истории РАН, МГИМО, доктор исторических наук, профессор Михаил Липкин обратил внимание, что каждая страна, которая входила в СЭВ, могла вести свою игру и даже в известном плане диктовать условия — как делала, например, Румыния.

"Желание сохранить свой суверенитет среди стран, входящих в СЭВ, был очень высок, и Советскому Союзу приходилось с этим считаться и идти на многие компромиссы, — сообщил Липкин.

Он также отметил то, что часто сталкивается с несправедливым и ошибочным подходом, который заключается в том, что в Западной Европе был План Маршала, имевший целью реконструкцию экономики, а на востоке Европы никакой реконструкции не было, там просто одна оккупация сменилась другой.

«В странах Восточной Европы тоже происходило планомерное восстановление инфраструктуры, и СЭВ сыграл в этом колоссальную роль. Да, можно говорить о том, что Советский Союз не всегда мог делиться со своими партнерами суперсовременными технологиями, но нужно понимать, что СССР — это не США. Он сильно пострадал в ходе Второй мировой войны», — напомнил Михаил Липкин.

Ведущий научный сотрудник Лаборатории исторических исследований Сургутского педагогического университета, кандидат исторических наук Вячеслав Некрасов считает, что не стоит идеализировать СЭВ.

«Он возник при модели, которая называлась „тоталитаризмом“ и не изжил этот тоталитаризм его до конца своего существования, хотя при Хрущеве и Брежневе прошла серьезная гуманизация структуры», — заявил он, отметив, что Евросоюз более успешен, чем СЭВ потому, что основан на принципах рыночной экономики и демократии.

Большинство участников круглого стола с Вячеславом Лазаревичем не согласились.

"СЭВ распался не потому, что был неэффективен, так случилось потому, что в странах, которые в него входили — и, прежде всего, в Советском Союзе — сменились социально-политические системы, — заметил Анатолий Бажан.

По мнению профессора Института гуманитарных наук БФУ им. Канта, доктора политических наук Ильи Тарасова, опыт СЭВ нужно рассматривать не как исторический реликт, а как материал для анализа — исторического, экономического, политического и так далее.

«России необходимо переосмыслить политэкономическую теорию ассиметричной интеграции, — считает он. — Если мы не имеем перед собой более или менее ясной теории, то вряд ли мы можем предложить что-то нашим практикам, которые ждут от нас помощи. Вчера на заседании нашей секции присутствовал министр по промышленной политике Калининградской области. И это говорит о том, что наша тема не осталась незамеченной».

Член Российской ассоциации международных исследований, доцент СПбГУ Наталия Михеева, заострила внимание на опыте гуманитарного сотрудничества, системе образования и подготовке элит за рубежом.

«Концепция русского мира, к сожалению, не очень работает. И мы теряем поколение, которое по-другому мыслит. Это происходит и в соседних европейских странах, и на постсоветском пространстве, и здесь. Нужно обратить на это внимание и извлечь уроки», — считает она.

«При создании СЭВ, кроме социально-экономических вещей не учитывались ещё и цивилизационные различия, — напомнил Андрей Клемешев. — Мы и элиты пытались воспитывать, и образование каким-то образом строить, но сегодня мы же видим не отрицание Советского Союза и СЭВ. По сути, мы наблюдаем русофобию.И это не дает возможности даже говорить о какой-то интеграции. Слой интеллигенции, культурный слой воспитывается на этих началах. То есть, это цивилизационный разлом разлом, который проходит, кстати, и по Калининграду.И надо внимательно посмотреть какую роль этот разлом сыграл в истории СЭВ».

6R1A1440.jpg

 Гаман-Голутвина подвела итог встречи:

«Мне кажется, что достоинством нашей дискуссии было то, что мы стремились в подавляющем большинстве случаев корректно следовать методологии сравнения. Мы в большей степени стремились понять, что СЭВ нам дал, чем выяснить то, чем он не стал. И, возможно, не мог стать по определению. Полностью повторить опыт СЭВ, как уже многие здесь говорили, невозможно. Да и ненужно. А вот извлечь уроки, даже понимая, что мы находимся в принципиально другой ситуации, это очень полезно. Поэтому позвольте поблагодарить всех участников дискуссии и выразить огромную признательность организаторам».