В рамках научной конференции «Рубежи России» в сессии «Специфика исторической памяти в приграничных регионах Северо-Запада России» с докладом на тему «Геополитическое положение Калининградской области и проблемы формирования исторической памяти калининградцев» выступил доцент Института гуманитарных наук, старший научный сотрудник Института геополитических и региональных исследований Виталий Маслов. Выступление вызвало большой интерес у участников конференции. После ее окончания мы обсудили с ним актуальные вопросы исследования региональной истории.

Есть ли сегодня в обществе запрос на исследования по региональной истории?

Есть, я сужу по своим студентам. При этом они интересуются разными этапами истории территории Юго-Восточной Прибалтики. Кто-то увлекается древнейшей историей и археологическими раскопками. Есть те, кто интересуется историей Немецкого ордена, причем такими проблемами, которые у нас обычно и не затрагиваются. Например, занимаются экономической, финансовой, социальной историей Немецкого ордена, а не просто смотрят, какие он тут построил замки или укрепления, то есть студенты уже переходят к более серьезным вещам. Есть интерес и к калининградской тематике, например, к микроистории, истории своих родных населенных пунктов от момента, когда поселение появилось. Сохраняется интерес к периоду заселения Калининградской области, школьники с удовольствием берут интервью у тех, кто первыми переселился в Калининградскую область после 1945 года. Однозначно можно сказать, что интерес есть.

Как вы думаете, в какой мере изучена наша региональная история, как много в ней «белых пятен»?

Очень четко видно, что изучают, прежде всего, примерно первые 10 лет после образования области и очень популярна тема Восточно-Прусской операции, а все остальное в научном плане мало исследуется. Есть популярные издания по истории рыбной промышленности, есть двухтомник по истории строительной отрасли, издана научно-популярная история сельского хозяйства нашего региона. История Калининградской области с середины 50-х до наших дней — почти сплошное «белое пятно». Если раньше проблемой было получить доступ к архивным документам — многие, особенно партийные документы были засекречены, то сейчас такой проблемы нет. Можно разными этапами региональной истории заниматься, но доминирует стремление исследовать войну, Победу и заселение Калининградской области.

Мы знаем, что в советское время исследования по довоенной истории региона не проводились. Как историкам удалось в новейший период заполнить этот вакуум?

Надо сказать, что калининградским историкам удалось подготовить две коллективные монографии — «Восточная Пруссия с древнейших времен до конца Второй мировой войны» и «Очерки истории Восточной Пруссии». Авторы работали с разными источниками, использовали русскую, немецкую, польскую литературу. Это была попытка представить взгляд на ту, скажем так, тайную, запретную в советское время историю Восточной Пруссии. Мы пытались подходить объективно к досоветской истории региона: показать и немецкие достижения, и негативные стороны того, что происходило, включая, например, процессы ассимиляции пруссов или события, связанные с нацистским режимом. Также обращено внимание на российско-прусские отношения.

«Очерки истории Восточной Пруссии» — безусловно сильная книга, но она была написана почти 20 лет назад. Почему, на ваш взгляд, до сих пор не написана новая книга, которая, к примеру, могла бы объединить историю довоенную и послевоенную?

Такая книга пишется. Сейчас коллектив авторов из БФУ им. И. Канта уже завершает работу над популярной историей Восточной Пруссии и Калининградской области. Также весной этого года по инициативе Министерства образования Калининградской области обсуждался проект нового учебного пособия для школьников. Институт развития образования проводил совместно с БФУ и школьными учителями обсуждение макета такого учебника. Очень сложно все проходило, но определенный консенсус был достигнут, и сейчас рассматриваются возможности реализации этого проекта. Но это будет не традиционный учебник, а книга для чтения, которая будет являться своего рода региональным дополнением в курсы всеобщей или российской истории.

Какие вы видите перспективы в преподавании истории области в школе?

Дискуссии продолжаются, есть разные точки зрения на то, как в школах преподавать историю нашего региона. Это очень сложно, я не знаю, какая модель будет принята в итоге, — у каждой есть свои плюсы и свои недостатки. Если мы не будем обращать внимание, например, на историю Восточной Пруссии, то интерес к ее изучению все равно будет у какой-то части школьников. Он сформируется по принципу: «если не преподают историю Восточной Пруссии, то от нас что-то скрывают, значит, мы будет изучать сами». Тогда возникает вопрос: а что и как эти любознательные дети будут самостоятельно изучать в досоветской истории края? На конференции прозвучало мнение, что в наших школах и вузах надо преподавать историю и Восточной Пруссии, и Калининградской области. Это может быть отдельная дисциплина или же важные региональные сюжеты можно включать в курсы отечественной и зарубежной истории, изучать на факультативах.