21 — 22 ноября 2019 года в БФУ им. И. Канта проходит III Международный симпозиум по инклюзивному образованию «СО-УЧАСТИЕ: ИНСТРУМЕНТЫ, РЕСУРСЫ, ПРАКТИКИ». В рамках мероприятия была запланирована лекция д.п.н., академика РАО, вице-президента РАО Николая Малофеева о проблемах коррекционной педагогики и специальной психологии. Гость рассказал также kantiana.ru об актуальности проведения мероприятий, посвященных различным аспектам инклюзии в современном образовании, а также о том, как обстоит дело с инклюзивным образованием в Калининградской области.

— Николай Николаевич, Международный симпозиум по инклюзивному образованию проходит в БФУ им. И. Канта уже в третий раз. Почему, по вашему мнению, с каждым годом данная тема не только не теряет своей актуальности, но и активно набирает обороты в обсуждении?

 — Тема обучения и воспитания детей с инвалидностью и ограниченными возможностями здоровья всегда была достаточно актуальной. В последние 15 лет эта тема стала просто на слуху, потому что в пользу этих детей резко изменилась государственная политика. Сегодня в области законодательства, на мой взгляд, сделано больше, чем 15 лет назад. Раньше об этом можно было только мечтать. Другое дело — это практикоприменение законодательства, насколько эти нормы исполняются. Хорошо, что общеобразовательные организации открыли двери для наших детей, и то, что по стране достаточно активно идет инклюзия. С другой стороны, я всегда опасаюсь таких быстрых и стремительных решений. Хорошо, что дети с инвалидностью, с ограниченными возможностями здоровья, пришли в общеобразовательные школы. Но хотелось бы, чтобы кроме доступной среды, там был квалифицированный педагог. Важно, чтобы родитель радовался не тому, что его ребенка взяли в эту школу, а тому, что в этой образовательной организации ребенку обеспечивают другое качество жизни.

Сегодняшняя конференция очень важна в смысле изменения взгляда специалистов, общества, родителей на настоящее и будущее своих детей, на те задачи, которые предстоит решать. У родителей по мере взросления ребенка меняется представление о том, что важно. Необходимо думать об этом на старте, а не переживать о том, что мы не туда шли, а вернуться уже нельзя. Здорово, что сегодня аудитория разнообразна по своему составу — родители детей-инвалидов, специалисты, студенты, которым завтра только предстоит прийти в профессию. Моя задача всем этим трем основным группам участников показать перемены, которые сегодня происходят, объяснить, что это не мое лично мнение, а реальные вещи, которые доказуемы, и попытаться ответить на эти вопросы, чтобы действительно изменить качество жизни наших детей.

6R1A1172.jpg

— Калининградская область и инклюзивное образование. Что вы можете об этом сказать?

 — В вашем регионе несмотря на его удаленность, несмотря на то, что в университете пока нет факультета, который бы готовил педагогов для этой категории обучающихся, всегда были достаточно крепкие школы и специалисты, хоть и приезжие. Хотелось бы, чтобы ситуация менялась — чтобы специалисты были свои и чтобы родители решали свои проблемы, не выезжая из региона. Для этого сегодня есть все условия, осталось только учиться и понимать, как и что делать.

— А как выглядит наш регион на фоне других регионов?

 — Здесь трудно сравнивать, потому что обычно в такой ситуации говорят про любовь к детям. Понятно, что детей любят везде. Но экономические возможности регионов разные. Здесь некорректно подменять финансовые возможности региона с заботой региональных властей. Калининградская область хороша тем, что региональные власти с большим вниманием относятся к этой проблеме, и это вселяет надежду на то, что однажды Калининградская область, конечно, будет лучшей.

6R1A0986.jpg


 — Ваш доклад посвящен актуальным проблемам коррекционной педагогики и специальной психологии. Какие в этом направлении существуют проблемы?

 — Взгляд на нашего ребенка меняется. Меняется диагностика, сами дети. То, что вчера казалось идеальным, позавчера представлялось сомнительным, сегодня кажется неверным. Это не значит, что поменялись теории, что была неправильная наука. Наука была правильной, но она решала всегда задачи, поставленные государством. Если государство говорило о том, что нужен всеобуч (всеобщее образование), то часть наших детей отсеивалась, потому что они не могут в стандартных условиях за определенные сроки получить стандартное образование. Когда государство сказало, что вопрос не в том, где учится ребенок, а в том, что у него есть конституционное право учиться, тогда в школы пришли дети, которые вчера считались необучаемыми. Это не значит, что таких детей вчера не было, а сегодня они появились. Просто на них не обращали внимание. Сегодня очень важно сохранить уникальное великое наследие дефектологической науки. Я говорю без всякой иронии, потому что у ее истоков стоял выдающийся человек, Лев Семенович Выготский, который создал культурно-историческую психологию и интеллектологию. Его идея коротко звучала так: вопрос не в тяжести медицинского диагноза, а в том, насколько этот ребенок, у которого ограниченный контакт, введен в культуру этого мира. Сегодня есть удивительная возможность — современные технологии. Например, если мы глухого всю жизнь пытались научить овладеть устной речью, считали, что у глухого есть свой национальный язык жестов и надо учить его этому, то сейчас появилась уникальная высокотехнологичная процедура — кохлеарная имплантация (медицинский прибор, протез, позволяющий компенсировать потерю слуха). Таким образом, благодаря новым технологиям, имплантатам, уже сегодня глухота может быть побеждена и детской глухоты может не быть в принципе. Медицинский диагноз все время один и тот же, а подходы, которые предлагает общество, наука и педагогика, всегда индивидуальные.