Исследователь Института гуманитарных наук  БФУ им.И. Канта, кандидат исторических наук Илья Дементьев рассказал kantiana.ru о том, что взыскательный читатель может найти в текстах Оксимирона, в чем секрет успеха поэта и почему альбом «Горгород» является значимым произведением современной русской литературы.

— Илья Олегович, как и почему серьезного ученого может заинтересовать русский рэп и, в частности, Оксимирон?

 — Рэп - это, несомненно, явление культуры, а культура нуждается во всестороннем изучении «серьезной наукой». У биолога не возникает вопроса, почему надо исследовать каждое живое существо — вне зависимости от того, насколько внушительным оно выглядит. Также и с явлениями культуры. Что касается конкретно Оксимирона, то, на мой взгляд (и он, кстати, совпадает со взглядом многих других «серьезных ученых»), это прежде всего очень интересный автор, который виртуозно работает с русским языком. Я уже молчу о его просветительской роли в молодежной среде - благодаря Оксимирону, активно и творчески играющему с интертекстуальностью, множество имен и текстов русских и зарубежных писателей обретает второе дыхание в жизни новых поколений наших соотечественников.

— У вас, насколько я знаю, есть посвященные Оксимирону публикации. Сколько их? Где они вышли? О чем в них идет речь?

- Я пока еще начинающий исследователь в этой сфере, у меня всего две опубликованные статьи (правда, достаточно большого объема). Обе они посвящены альбому «Горгород», который мне кажется очень важным произведением современной русской литературы. Первая вышла в прошлом году в литовском журнале «Literatūra: Rusistica Vilnensis», который издается в Вильнюсском университете. Это опыт интертекстуального анализа альбома, исследование возможности его связи с трагедией А.С. Пушкина «Борис Годунов». Но пушкинским подтекстом исследование не ограничивается - попутно я выявляю характерные для поэта приемы, стратегии встраивания в европейскую культурную традицию в целом. Вторая статья опубликована в этом году в авторитетном российском журнале «Критика и семиотика», который выпускает Институт филологии Сибирского отделения Российской академии наук. Она представляет в сжатом виде мою концепцию «вавилонского эффекта», который, как я убежден, реализует Оксимирон в «Горгороде» (далеко не случайно на обложке альбома воспроизведена картина Питера Брейгеля «Вавилонская башня»). Сейчас готовлю еще две статьи, материала хватает! В июле мне посчастливилось презентовать результаты своих исследований в лектории по социальным наукам Высшей школы экономики (Санкт-Петербург) в парке «Новая Голландия», это было очень полезно — позволило чётче сформулировать самое важное. Видеозапись лекции (она называлась «Язык в руинах: от Бродского к Оксимирону») доступна на странице «Новой Голландии» в сети «ВКонтакте». Научные статьи мало кто читает, но вот пересказ основных тезисов этой лекции, опубликованный на странице издания NR, которое специализируется на рэп-музыке, в сети «ВКонтакте», очень быстро получил больше 440 тысяч просмотров. Так что некоторые идеи удалось донести и до массовой аудитории.

img_9152.jpg

 

— Что зашифровано в текстах Оксимирона?

 — Мне кажется, говорить надо не только о том, что зашифровано, хотя, конечно, большинству читателей / слушателей, вскормленных постмодернистской литературой, интересно прежде всего это. В первую очередь меня занимает оригинальный авторский способ работы с языком. Оксимирон в «Горгороде» показывает смешение языков, которое происходит незаметно для их носителей. Построенный таким образом текст не содержит случайных лексем, здесь всё — как в строении по амбициозному проекту — продумано до мелочей. Вот, например, начало десятого трека:

По асфальту, мимо цемента,

Избегая зевак под аплодисменты,

Обитатели спальных аррондисманов,

Социального дна, классы нац. элементов...

Казалось бы, зачем поэту понадобилось включать в текст малопонятное подавляющему большинству слушателей слово «аррондисман»? У меня есть содержательное объяснение (тут важна семантика окружности, закодированная в этом слове, восходящем к французскому же ronde 'круг'), но автор всегда работает не только с планом содержания. Оксимирон - признанный мастер звукописи, ему свойственно особое внимание и к форме. Очевидно же, что «аррондисман» нарушает последовательность рифмующихся слов (цемента - аплодисменты — элементов), вносит дисгармонию в текст. Но если исходить из концепции «вавилонского эффекта», то тут можно усмотреть осознанную игру с межъязыковыми переходами (этот способ кодирования смыслов хорошо изучен в работах профессора нашего университета Марии Дмитровской). Произведем мысленно операцию перевода всех зарифмованных слов на язык оригинала (в слове «аррондисман» дана подсказка - это французский): ciment, applaudissements, arrondissements, éléments. Тут чистейшей рифмы чистейший образец! Она даже чище, чем в русском (цементА — элементОВ), потому что во французском произношении не различаются единственное и множественное число. Вернув фрагменты (fragments) текста в пространство французского языка и латинской графики, мы восстановили гармонию, нарушенную вавилонским смешением языков. Убедите меня, что Оксимирон случайно включил в текст слово «аррондисман», которое так характерно для сленга современной молодежи! Подобных примеров филигранной работы с языком очень много, они складываются в систему и поддерживают друг друга.

Выявление библейских аллюзий - отдельная и очень интересная задача. Для меня, например, очевидно, что композиция «Горгорода» заставляет вспомнить о библейском описании всемирной истории. Первый трек называется «Не с начала», и это явная отсылка к первой книге Ветхого Завета - Книге Бытия, которая открывается словами «В начале». Последний трек - самый, может быть, знаменитый, «Где нас нет», - содержит в рефрене описание идеального места (как раз того, «где нас нет»), в деталях отвечающее характеристике Небесного Иерусалима в последней книге Нового Завета — Откровении Иоанна Богослова. Текст альбома - это художественное воплощение сюжета строительства Вавилонской башни, одного из первых важных событий мировой истории, а апокалиптический финал альбома — это отражение последнего, с христианской точки зрения, события. В этом смысле, кстати, я рассматриваю «Горгород» как произведение, насыщенное не только христианской символикой, но и «христианской семантикой», хотя это многим, наверное, покажется парадоксальным.

В пятом треке Марк поет колыбельную ребенку, в ней звучат такие слова: «…тебя впечатляет найденный оловянный солдатик». Зачем тут аллюзия на сказку Андерсена? Почему именно солдатик, а не другая игрушка? У меня есть стройное (и, как обычно, сенсационное) объяснение, которое скоро, надеюсь, будет опубликовано. Очень важно, чтобы интерпретации отдельных элементов действовали в ансамбле, это повышает степень их убедительности. Хотя, разумеется, всегда найдется скептик, который скажет: «Это притянуто за уши». Таким скептикам можно ответить только одно: дайте свою трактовку, предъявите другую систему доказательств. Сложные тексты, к каким, вне всякого сомнения, относятся и произведения Оксимирона, требуют, увы, сложных интерпретаций.

Когда я представляю свои разработки, которые нередко носят гипотетический характер, меня спрашивают: Оксимирон, действительно, всё так задумал и продумал? Нет ничего случайного в тексте? Мне кажется, это вообще неправильная постановка вопроса. Конечно, какие-то вещи носят однозначно осознанный характер, какие-то могли пробраться в текст по случайности. Так, например, трудно доказать (хотя я и пытаюсь), что слово «асфальт» в самом начале процитированного выше трека - это аллюзия на асфальт, который использовался в качестве раствора при строительстве Вавилонской башни, как это было описано в Книге Бытия. Проблема в том, что слово «асфальт» есть в Септуагинте - древнегреческом переводе Ветхого Завета, в сочинениях античных авторов (например, Иосифа Флавия), но в доступном подавляющему большинству читателей синодальном переводе Библии его нет: там вместо асфальта упомянута «земляная смола». Случайно или нет Оксимирон заставляет своего героя совершать последний путь по асфальту? Не знаю. Но мне представляется, что это и неважно. Настоящий художник многое делает по ту сторону осознанности и неосознанности, у него работает интуиция, включаются особые механизмы его связи с мировой культурой. Весь спектр возможных интертекстуальных связей должен быть реконструирован ученым независимо от того, что конкретно зашифровывал автор. Поэтому вопрос «Что зашифровано в текстах Оксимирона» я не считаю принципиальным. Что взыскательный читатель должен уметь расшифровывать там - вот по-настоящему важный вопрос.

1.jpg

— В чём, по вашему мнению, секрет успеха Оксимирона? Ведь он, насколько можно судить, нравится всем или почти всем — и интеллектуалам, и тем, кто на это особо не претендует.

 — О, я бы так не сказал. Многие студенты, скажем, в контексте антихайпа не разделяют повального увлечения творчеством Оксимирона. Недавно я на лекции упомянул о своем научном интересе, так тут же получил электронное письмо от первокурсника с рекомендацией послушать других исполнителей. Тема письма была — «Противопоставление Оксимирону». В сентябре в Российском государственном гуманитарном университете прошла первая в России конференция по Rap studies, мой доклад был посвящен «Горгороду» как (анти)утопии. Между тем круг изучаемых авторов значительно шире, многие исследователи находят не менее интересный материал в творчестве других исполнителей. Думаю, что секрет успеха Оксимирона отчасти заключается как раз в своеобразном магическом сочетании очень сложного и очень простого. Его тексты построены сложно и требуют от слушателей / читателей высокого культурного уровня, это привлекает даже тех, кому еще только предстоит достичь этого уровня. Но поэт как бы выдает кредит доверия, намекает, что верит в интеллектуальный потенциал поклонников своего творчества, - это не может не подкупать.

— Оксимирон — единственный в своем роде? Кого можно поставить рядом с ним?

- Я не очень хорошо разбираюсь в творчестве других авторов, но знаю, что специалисты по рэпу выделяют несколько ярких имен. Однако я пока не почувствовал, что кто-то еще столь же глубоко укоренен в культурной традиции и в то же время способен с такой интенсивностью порождать оригинальные образы.

— Что представляет собой сегодня русский рэп? Каковы тенденции его развития?

 — На конференции в РГГУ обсуждался, помимо прочего, интеллектуальный рэп — условно выделяемое направление, к которому принадлежит и Оксимирон. Конечно, тут есть некоторое противоречие: рэп изначально ассоциировался с андеграундом, это специфическая область массовой культуры, которая по определению должна быть далека от интеллектуальных высот. Однако такой симбиоз «высокого» и «низкого» случился, и это, возможно, какая-то новая редакция карнавала, интерпретированного М.М. Бахтиным на материале средневековой и ренессансной культуры. Вот это явление я ощущаю как очень интересный объект для исследования. Уверен, что в этой области нас ждет еще много открытий.