Совсем скоро начнется новый набор в магистратуры направления «Биология» института живых систем. В этом году набор будет осуществляться на программу «Клеточные и молекулярные технологии», где один из профилей — «Нейронауки». 

«Идея этого проекта родилась у меня достаточно давно, — говорит основной автор профиля „Нейронауки“ профессор университета Бристоля и приглашенный профессор БФУ Сергей Каспаров. — В Великобритании я веду много курсов, но возможности объединить их во что-то целое у меня там нет. А здесь, в БФУ, такая возможность появилась, и я ей с удовольствием воспользовался». 

kasparov.jpg

Кроме профессора Каспарова, лекции магистрантам будут читать и другие видные ученые из ведущих мировых вузов.

«С несколькими из них сейчас идут переговоры, которые вскоре завершатся подписанием договоров, — продолжает Сергей Каспаров. — Речь, в частности, идет об ученых из Университета Варвика (Warwick) Юрии Панкратове и его супруге Ульяне Лало — известных исследователей и преподавателей с многолетним стажем. Важно понимать, что для многих западных профессоров участие в подобного рода проектах — это не вопрос денег, а вопрос реализации определенных творческих и научных амбиций, которые они в силу целого ряда причин (как правило — бюрократических) не могут реализовать в своих университетах. Поэтому преподавательский состав в нашей магистерской программе обещает быть очень сильным. А раз так, то наши магистранты получат образование самого высокого, европейского уровня. Как, например, в Англии».

Особенностью магистерской программы, как пояснил профессор Каспаров, является еще и то, что упор в ней делается не только на изучение происходящих в головном мозге процессах, но и на молекулярных аспектах биологии клетки в целом.

«Гены одинаковы везде — и в клетках мозга, и в клетках печени, — говорит ученый. — Это, конечно, не одно и то же, но процессы, протекающие на молекулярном уровне, очень похожи. Поэтому, несмотря на то, что я нейрофизиолог, мне кажется, что не стоит думать, что мы замыкаемся только на функциях мозга. Напротив, я считаю что этот курс можно рассматривать как изучение прикладной молекулярной биологии и генной инженерии, в контексте функций нервной системы. Но мы будем охватывать, так сказать, и смежные области».

Ученый уверен, что молекулярные науки, молекулярные технологии — это то, что уже в ближайшее время может совершить революцию в самых разных отраслях экономики — в сельском хозяйстве, производстве продуктов питания и, конечно, в медицине.

«Уже сейчас на рынок выходят препараты, сделанные на основе новых классов молекул, — объясняет ученый. — Здесь уже нельзя говорить о фармацевтике в обычном понимании этого слова. Речь идет даже не о производстве лекарств, а о создании своего рода терапевтических агентов. Причем все эти идеи вышли из лабораторной практики. Молекулярные технологии стремительно завоевывают мир, впереди нас ждут изменения, и очень хочется надеяться, что наши выпускники будут самым активным образом задействованы в этих научных прорывах». 

Впрочем, окончившие магистратуру данного профиля необязательно должны идти по академической линии. Специалисты такого плана буквально нарасхват в коммерческих структурах. В том числе — и в весьма крупных международных корпорациях.

«Но нужно понимать, что нейробиология и молекулярные науки не для ленивых умов. Это очень сложные дисциплины, которые требуют творческой смелости, пытливости и, конечно, трудолюбия. Учиться будет нелегко, но по-настоящему амбициозный человек, который не боится ставить перед собой серьезные цели, сможет, окончив нашу магистратуру, достичь очень больших высот», — уверен профессор Каспаров.

map_neuro_brain.jpg