Что такое постквантовая криптография, почему экономика нуждается в услугах шифровальщиков и как математик Христиан Гольдбах обеспечивал победы русской армии над Фридрихом Великим? Об этом и о многом другом kantiana.ru рассказал доцент Института физико-математических наук и информационных технологий БФУ им. И. Канта, методический руководитель направлений подготовки «Информационная безопасность» и «Компьютерная безопасность» Сергей Алешников.

— Сергей Иванович, насколько востребованы сегодня на рынке труда криптографы?

 — Очень востребованы. Правда, я бы сказал в более широком контексте — как специалисты по компьютерной безопасности. И это неудивительно, информацию сегодня стремятся защищать все. Государственная криптография — это секретная специальность, а коммерческая, так называемая, открытая криптография — преподается во многих гражданских вузах. Шифрование данных — необходимое условие сохранности банковской, финансовой, бухгалтерской и другой информации. Анализ рынка показывает, что объем криптографической продукции — средств шифрования — растет примерно на 30% в год. Вы представляете, вся наша промышленность растет на 3%, а шифрование на 30%!

— Это связано с тем, что стало больше коммерческих секретов?

 — Объемы шифруемой информации возрастают. То, что раньше не шифровалось, теперь становится объектом анализа для разведслужб, конкурентов. И владельцы информации предпочитают шифровать почти все.

— Как давно криптографию стали преподавать в нашем университете?

 — В 2006 году была открыта специальность «Компьютерная безопасность», весной 2007-го появилась кафедра «Компьютерной безопасности и прикладной алгебры». Я был первым заведующим этой кафедры, набрал людей. А до этого у нас в рамках курса «Математика» была специализация «Математические методы защиты информации».

— Пользуется ли специальность «Компьютерная безопасность» популярностью среди абитуриентов?

 — Да, у нас нет проблем с набором. Всегда все места заняты. Студенты получают очень хорошую подготовку, их учат программированию, защите баз данных, защите операционных систем. Выпускник получает диплом инженера, поэтому должен уметь спроектировать систему защиты, уметь обнаружить жучки, уметь обследовать комнату для переговоров, выявить уровень защищенности. Ну и само собой, должен обладать хорошей математической подготовкой. Наши выпускники могут работать в банках, в частных корпорациях, в госучреждениях, в органах безопасности. Знания, которые они получают здесь, очень востребованы.

6R1A3032.jpg

— Не так давно в БФУ им. И. Канта прошла летняя школа по компьютерной безопасности. Расскажите, пожалуйста, о ней.

 — Инициатором проведения летней школы стала наша выпускница Елена Киршанова, которая защитила диссертацию в немецком Бохуме и получила место работы постдока (PostDoc) во французском Лионе. Она пригласила сюда двух известных профессоров по постквантовой криптографии — немца и француза. В течение года велась подготовка, особенно интенсивная работа началась весной, когда решалась масса финансовых вопросов. И школа состоялась. Её участниками стали молодые ученые, студенты, аспиранты практически со всего мира — из США, Канады, Европы, Юго-Восточной Азии, Индии и Африки. И, конечно, россияне были широко представлены — ученые приехали из Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска Томска, других городов.
Были представители академии ФСБ, которые следят за новинками в криптографии. Всего в мероприятии приняло участие примерно 50 человек.

В целом направление компьютерной безопасности у нас в университете активно развивается. Поэтому к нам возвращаются наши выпускники, которые добились успеха за границей и в Москве. Вот Елена Киршанова вернулась. А до неё — Алексей Зайцев, который сейчас работает в Сколково.

— Какие важные проблемы обсуждались во время летней школы?

 — Речь, главным образом, шла о так называемой постквантовой криптографии — то есть такой криптографии, которая уцелеет даже после того, как будет создан квантовый компьютер. Дело в том, что как только он появится (разработки ведутся уже не одно десятилетие), многие классические системы окажутся бесполезными. Их не составит никакого труда взломать. И нужно быть готовым к такому повороту событий — уже сейчас, работая на опережение, создавать защитные системы, с которыми не может справиться даже такая мощная машина. И у нас, в университете, на специализации «Математические методы и защиты информации», как раз преподается та математика, которую можно использовать в постквантовой криптографии.


— Принято считать, что на войне хороший криптограф стоит нескольких дивизий. Вы согласны с таким утверждением?

 — В какой-то мере — да. Криптография на войне играет очень важную роль. Во время Великой Отечественной Советский Союз поначалу уделял недостаточно внимания шифрованию, и поэтому немцы читали наши сообщения. Во многом из-за этого были потоплены многие северные конвои. Возможно, ключевую роль во время Второй Мировой сыграл взлом англичанами немецкой шифровальной системы Энигма. Один из руководителей британской группы дешифровальщиков считал, что если бы Энигму не взломали, война закончилась бы не в 1945 году, а в 1948-м.

Или вот еще один исторический пример. Александр Суворов говорил: «Русские прусских всегда бивали». А знаете почему? В том числе и потому, что на русской службе состоял известный ученый — соратник Эйлера — Христиан Гольдбах.

Официально он числился математиком, но по сути был генералом тайной канцелярии, умеющим виртуозно взламывать шифры. Поэтому в Санкт-Петербурге всегда были в курсе тайных планов Фридриха Великого и делали упреждающий шаги. После Второй Мировой войны в СССР криптография развивалась очень бурно. Хрущев, когда стучал башмаком по трибуне трибуны ООН, намекнул американцам, что мы знаем все их секреты. Те не на шутку испугались, вложили в новую систему 120 миллиардов долларов в развитие своих шифровальных систем. Так что криптография чрезвычайно важна для развития экономики, социальных отношений, она двигает науку и помогает делать открытия.